Не забірай жыцьцё!
2009 21/04

Сапраўды, 30 кастрычніка 2007 гады С. Каваленка выехаў на аўтобусе з горада Віцебск для ўдзелу ў грамадзянскай паніхідзе.

У гэтай акцыі прынялі ўдзел каля 30 жыхароў горада Віцебску, чые родныя і блізкія былі растраляныя, закатаваныя ў сталінскіх лагерах сьмерці або памерлі ад хвароб на катаржных працах у 30-х-50-х гадох 20-га стагодзьдзя ў Савецкай Расеі.

Таму ўсё тыя, хто прыняў удзел у гэтым мерапрыемстве, былі аб’яднаныя меркаваньнем аб тым, што камуністычны (сталінскі) рэжым быў рэпрэсіўным, накіраваным на прыгнечаньне палітычнага плюралізму ў савецкім грамадзтве. І гэты мірны збор – грамадзянская паніхіда, даў магчымасьць калектыўна выказаць сваё адмоўнае стаўленьне да рэпрэсіўнага прыгнечаньня іншадумства ўва ўсіх яе выглядах і праявах. Па гэтай жа прычыне і С. Каваленка прыняў удзел у гэтым мерапрыемстве.

*

*

(Паведамленьне, рас.)
Действительно, 30 октября 2007 года С. Коваленко выехал на автобусе из города Витебска для участия в гражданской панихиде. В этой акции приняли участие около 30 жителей города Витебска, чьи родные и близкие были расстреляны, замучены в сталинских лагерях смерти или умерли от болезней на каторжных работах в 30-х-50-х годах 20-го века в Советской России. Поэтому все те, кто принял участие в этом мероприятии, были о6ъединены мнением о том, что коммунистический (сталинский) режим был репрессивным, направленным на подавление политического плюрализма в советском обществе. И это мирное собрание – гражданская панихида, дало возможность коллективно выразить свое отрицательное отношение к репрессивному подавлению инакомыслия во всех ее видах и проявлениях. По этой же причине и С. Коваленко принял участие в этом мероприятии.

Маршрут предполагал поездку на место расстрела и захоронения репрессированных граждан по политическим мотивам в районе деревни Поляи Витебского района, с заездом на кладбище деревни Вороны и на кладбище в районе деревни Копти.

Прибыв в район деревни Поляи, автобус остановился на обочине дороги г. Витебск – г. Лиозно для того, чтобы участники гражданской панихиды смогли пройти на место расстрела и захоронения репрессированных по политическим мотивам в близлежащий лесной массив.
Во время гражданской панихиды предполагалось установление креста, возложение венков и цветов. Во время выгрузки атрибутов панихиды (составные части креста, которые необходимо было скрепить, венки, цветы и т.д.) к нам подъехали сотрудники милиции. Старший группы заместитель начальника Витебского Районного отдела внутренних дел майор Лиленко квалифицировал процесс подготовки к гражданской панихиде как неразрешенное массовое мероприятие – пикетирование и предложил всем присутствующим прекратить его и разойтись.

В данный момент С. Коваленко находился среди прибывших граждан, и ожидал, когда будет собран крест, чтобы затем проследовать на место его установки. Он флага держал в руках национальный бело-красно-белый флаг – единственное, чем он высказывал свое мнение о былых политических репрессиях.

Затем С. Коваленко и все присутствующие последовали в близлежащий лес – место расстрела и захоронения репрессированных граждан, где были совершены предполагаемые действия в рамках гражданской панихиды. Однако, когда все вернулись и сели в автобус для следования в другие места продолжения панихиды ( в деревнях Вороны и Копти Витебского района), майор Лиленко вошел в автобус и объявил, что он прерывает панихиду, и что все задержаны как участники неразрешенного массового мероприятия – пикетирования. Присутствующие, в том числе и С. Коваленко, выразили несогласие с данным решением милиционера, но подчинились его требованием.

Используя нанятый нами автобус, участников доставили в Районный отдел внутренних дел Витебского района Витебской области. По прибытию туда, на С. Коваленко был составлен административный протокол о моем участии в неразрешенном массовом мероприятии – пикетировании.
Таким образом, милицией было прервано мероприятие – гражданская панихида. Это незаконное вмешательство в мирное собрание граждан со стороны представителей власти, лишило активистов права на публичное выражение мнения посредством участия в траурном (поминальном) мероприятии.

Хотим заметить, что изначально гражданская панихида не задумывалась как политическая, социальная или экономическая акция и, следовательно, участники данного собрания граждан не обращались в органы власти для получения разрешения на ее проведение.
Более того, отправление культовых ритуалов является естественным для граждан и не регулируется действующим белорусским законодательством. А ведь в это время верующие, причисляющие себя к христианскому вероисповеданию, отмечали День осеннего поминовения умерших –Деды.

Гражданская панихида, в которой принимал участие С. Коваленко, являлась мирным собранием граждан. Она не несла угрозу интересам национальной безопасности, общественному порядку, нравственности и здоровью населению, не ограничивала права и свободы других лиц. Об этом свидетельствует то, что со стороны милиции и других государственных органов и учреждений, гражданских лиц С. Коваленко и другим участникам панихиды, не были предъявлены иски об компенсации материального либо морального ущерба.

Все возможные способы защиты прав в стране пройдены. Составлена жалоба в Комитет по правам человека, которая признана приемлемой и зарегистрирована под по №1808.

Цэтлікі: , , , , ,

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>